Монастырь с мечетью

Дoбрaться дo мoнaстыря св. Eкaтeрины изо Кaирa (чeрeз стoлицу Eгиптa дoрoгa к нeму сaмaя кoрoткaя и выгoднaя) мoжнo двумя спoсoбaми. Пeрвый — нaйти в цeнтрe гoрoдa прeдстaвитeльствo http://usembassy.kiev.ua/pomoshh-biznesu-i-ego-soprovozhdenie мoнaстыря и сeсть тaм нa пaлoмничeский aвтoбус. Втoрoй — прямo в aэрoпoрту Кaирa прикупить билeт нa eжeднeвный рeйс мeстныx aвиaлиний «Кaир — Мoнaстырь св. Eкaтeрины» и прoвeсти минут 35 в вoздуxe. Мoнaстырь дeйствитeльнo нeдaвнo пoстрoил свoй aэрoпoрт: пoддeржкa ЮНEСКO и тысячи туристoв, пoсeщaющиx oбитeль eжeднeвнo, принoсят xoрoший дoxoд, дaжe oчeнь xoрoший. Рискну прeдпoлoжить, чтo мoнaстырь св. Eкaтeрины нa Синae — нe тoлькo сaмый дрeвний с дeйствующиx прaвoслaвныx oбитeлeй, нo и сaмый бoгaтый (зaбaвнo будeт, eсли мoнaстырский aэрoпoрт oбъявят мeждунaрoдным, и в Шeрeмeтьeвe иначе Пулкoвe зaзвучит тaкoe oбъявлeниe: «Зaвeршaeтся рeгистрaция билeтoв и oфoрмлeниe бaгaжa пaссaжирoв, вылетающих рейсом 777 в Лавра святой Екатерины…»).

Тротуар из Каира предварительно монастыря на автобусе занимает приближенно 4 часа. Сначала симпатия идет по трущобным пригородам столицы, идеже люди живут в каких-ведь фанерных сарайчиках, утопающих в мусоре. Посему начинаются пафосные воинские части, а позднее — бескрайняя пустыня. Километрах в ста ото Каира дорога входит в двухкилометровый тоннель, проходящий под Суэцким каналом. Оный туннель построили рядом прокоммунистическом президенте Насере московские метростроевцы, того поездка по нему (и) еще как напоминает поездку в московском подземный дворец, только колеса никак не стучат.

После долгого подъема после извилистым горным дорогам сарай останавливается в 300 метрах с монастыря. Ближе имеет имеет право подъехать лишь монах обители — архиепископ Дамиан, возглавляющий автономную Синайскую Православную Англиканство, состоящую в юрисдикции Иерусалимского патриархата. Архиепископ живет в основном в Каире, не более чем по большим праздникам наведываясь в логовище. Помимо монастыря св. Екатерины, ему подчиняются вдвоём женских скита — в Фарране и Раифе, церковка бери вершине горы Моисея и хозяйство в Каире.

Крепость православия

Общежитие св. Екатерины стоит только в зеленом оазисе, в узком теснина между двумя горными хребтами. Оазис обязан своим возникновением колодцу Моисея: некто расположен на территории обители и является в этом месте единственным источником воды. У стен монастыря разбито до некоторой степени садов и огородов. Своевольно же монастырь выглядит средневековой крепостью с высокими стенами (метров 40) и монументальными башнями. Никакого подобия «святых врат» тогда нет: внутрь дозволяется попасть через узенькую дверца в стене, да паки (и паки) и пригнувшись. Естественно, у этой двери во всякое время пробка — правда, туристов в логово пускают лишь с 8 раньше 12 часов утра. В монастыре проживают аккуратно 30 монахов, в волюм числе архиепископ и 12 священноиноков. До сих пор они греки, общаются промеж (себя) собой соответственно в области-гречески. Единственное знак от обычного греческого монастыря — позаимствованное у коптов заявка друг к другу: «Абуна» (ведь есть «Отец»). Греками опять же является большинство «трудников», присматривающих ради туристами. А вот наемные пролетариат — продавцы в лавках, уборщики, шоферы и т.д. — всплошь арабы-мусульмане.

Главные святыни обители — купина неопалимая Неопалимой Купины, с пламени которого Отец небесный впервые призвал Моисея бери пророческое служение народу Израиля, и задохлик св. великомученицы Екатерины (главнокомандующий и десница), хранящиеся в алтаре соборного храма. Рядом в алтарь могут заезжать все туристы — позднее ЮНЕСКО проделало индивидуальный коридор, откуда не возбраняется видеть уникальную мозаику IX века в алтарном нефе. А гляди к мощам туристы подоспеть никак не могут — они расположены в противоположной через коридора части алтаря.

По своему произволу собор, очень н снаружи, величествен и грандиозен снутри. Уже в притворе только и остается увидеть с два десятирублевая прекраснейших икон VI -XIV вв. В основном объеме храма древнейшие иконы исчисляются сотнями. Войдя в собрание, я поспешил выговорить гуртом свой греческий лексический запас монаху, дежурившему у свечного ящика. Сие произвело сильное чувство: трудники сразу побежали после какими-то Абунами, тетушка повели меня в монастырскую канцелярию, идеже я познакомился с самым грамотным (по мнению видимости) насельником монастыря — отцом Павлом. Как бы выяснилось позже, спирт заведует уникальной Синайской библиотекой.

Драгоценность, от мира сокровенное…

Здание Синайская — действительно драгоценность посреди пустыни. Перед недавнего времени всего лишь немногие синайские насельники подозревали, в чем дело? он у них упихивать. Библиотеку открыли немецкие и российские ученые в начале прошлого века, а не раздумывая ее любовно опекает ЮНЕСКО. Немного спустя по большому счету и решают, кому какие книги и манускрипты высказывать(ся). Монахи состоят рядом библиотеке в качестве прислуги. Их поручение — поддерживать постоянные температуру и засуха и никого к сокровищам без- подпускать.

Библиотека занимает малую толику больших комнат в самой труднодоступной части монастыря. Книги и манускрипты III — XVII вв. сверху открытых стеллажах стоят порядком беспорядочно. Как ни вот так штука, но здесь адски много славянских рукописных книг — эпизодически даже кажется, чисто их больше, нежели греческих. Что они тутовник делают в таком количестве? Энигма сия велика питаться.

Часть ценных книг изо Синайского собрания выставлена в монастырском музее, созданном с умыслом для туристов. Пинакотека этот — вполне себя современный, европейский — пропитан с ходу ЮНЕСКО. Экспонаты лежат в витринах перед толстым бронированным стеклом и квалифицированно подсвечены. В комнатах музея, устроенных в северной монастырской стене, циркулирует здорово кондиционированный воздух, важно тихое церковное колоратура.

Главная «русская весёлая» на Синае — считать перед иконами свечки охапками (к свечному ящику, ровно к месту ведения активных боевых действий, поминутно подносят ящики со свечами, которые (в же расхватываются жадными по «духовности» туристами).

Затем просторного собора задворки монастыря кажется тесным и крохотным. Важнейший уровень двора представляет на лицо переплетение нескольких узких мощеных улочек, получи которых едва могут растусоваться два-три встречных человека. Дальнейший уровень, состоящий изо многочисленных галерей, переходов и лестниц, больше просторен, и передвигаться в соответствии с нему намного лучше. Особенно если поиметь в виду, что сюда рассудительно не пускают туристов. Выключая библиотеки и келий, ко второму уровню примыкает необычный архондарик — зальчик, в котором преимущественно почетных гостей угощают чашечкой капуцин со стаканом апатичный воды и рахат-лукумом, и монастырская диван, где сидит беспредельно суровый монах средних парение.

Уровни жизни

Услуги в монастыре бывает четверка раза в день. Спозаранок утром, затемно, начинается служба, а потом утреня, которая размеренно переходит в Литургию. Следовать утреней, по древнему восточному обычаю, кадят простые иноки, безвыгодный рукоположенные в священный архимандрит. Они ходят согласно храму с массивными кацеями (ручными кадильницами), обвешанными позвонцами, и методично бряцают ими в пульс своим шагам. Верно, обычай этот придуман злостно. Ant. случайно для пробуждения молящихся: первую дробь утрени все проводят в экой-то полудреме, рассеять которую можно не более чем этими самыми кацейными позвонцами.

В точно по завершении Литургии монастырская калиточка распахивается угоду кому) многочисленных туристов. В сии часы монастырская житье-бытье переносится на второстепенный уровень, недоступный туристам. Монахи ходят после галереям и исполняют приманка интеллектуальные послушания, связанные с библиотекой, реставрацией, книгоиздательством и контактами с ЮНЕСКО. Черную работу в этой богатейшей обители выполняют только лишь наемники-арабы, разве еще немножко трудники-греки (на случай если эта работа связана с храмами).

Вторая услуги начинается в обители аккуратно в полдень, когда монастырская ворота затворяется для туристов. Сие служба «часов», которые прочитываются греческим нараспев всего за 20 минут. Сохранилось сунна, что, когда русские купцы веке в XII посетили службу «часов» в константинопольской Софии, они смогли демонтировать только одно какофемизм — «куролес» (партитив это образовалось в результате более чем быстрого прочтения (целый) короб раз подряд «Кирие, элейсон» — «Господи, помилуй»). В такой мере возник русский речь «куролесить», который имеет въявь негативную окраску…

Задним числом окончания «часов» получи Синае воцаряется страшная жара, изумительный время которой разрешено только спать. Храм замирает до вечера, временами жара спадает и позволительно совершить короткую вечерню, дальше которой бывает прием пищи. Наконец, завершается каждодневный круг уже по прошествии захода солнца повечерием, чрез (год) которого иноки молятся объединение кельям. Колокола в Синае звучат исключительно по очень большим праздникам, а в обычные век для обозначения времени основные положения молитвы используются деревянные била. Их для колокольне висит унитарный ансамбль — деревяшки разной длины, ширины, изготовленные изо разных пород дерева, издают звуки различной высоты.

Типизированный прием и размещение паломников в Синайском монастыре безвыгодный предусмотрены. В обители лопать лишь несколько гостевых келий, предназначенных для того официальных церковных делегаций. Редкие паломнические группы изо России, доезжающие задолго. Ant. с Синая с каким-нибудь круизом паломнической службы «Радонеж», привычно не остаются после этого на ночлег. В ночное время они восходят получи гору Моисея, идеже встречают рассвет, а к утру спускаются в лавра, жадно прикладываются к святыням, расставляют охапками свечи, впоследствии чего покидают асгард. Более основательные паломники, приезжающие сверху Синай частным образом, останавливаются в городе Айя-Катя, знаменитом своими сильно дорогими гостиницами. Пагинация здесь стоит чище, чем на самом роскошном египетском курорте Чары-эль-Шейх. Несомненно, что в гостиницах останавливаются главным образом получившие грант искусствоведы, чиновники ЮНЕСКО (само собой) разумеется какие-то западные оригиналы, взыскующие экстремального отдыха.

Паломнический индустрия (путешествий становится в России всё-таки более популярным и ажно модным. В таких городах, что Сергиев Посад, Дивеево, Муром, ранее создана целая промышленность паломнического туризма. Недалек час, когда и задушевный Синай откроют на себя «массовые» русские туристы, стремящиеся маловыгодный только банально посношаться на пляже, же и вкусить хорошей пищи ради ума и сердца.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.