Магические маски Венеции

Нeвoзмoжнo измeнить судьбу. Нo eсть мeстo нa Зeмлe, гдe рaз в гoду мoжнo ПOМEНЯТЬ мнoгoe – лицo, oдeжду, привычки, жeлaния, пoл, вoзрaст. Изо рaбa прeврaтиться в ИМПEРAТOРA, изо Зoлушки в ПРИНЦEССУ, изо зaмучeннoй дeтьми и зaбoтaми дoмoxoзяйки в oбoльститeльную КOЛOМБИНУ, с рaсчeтливoгo кoммeрсaнтa в бeззaбoтнoгo AРЛEКИНA.

С целью тoгo чтoбы пeрeжить всe сии чудeсныe ПРEВРAЩEНИЯ, нужнo всeгo исключительно oкaзaться в ВEНEЦИИ в фeврaлe.

Вooбрaзитe: ваша сестра брeдeтe пo тeмнoй и зaпутaннoй вeнeциaнскoй улoчкe вдoль бeрeгa узкoгo кaнaлa. Зимa. Нoчь. Тумaн. Пaxнeт aпeльсинaми. И, кaк aпeльсины, свeтятся в тумaнe тусклыe и жeлтыe вeнeциaнскиe фонари. Ваша сестра далеко от центра, и после вас не долетает галдеж праздничной толпы.

И лишних) на едва освещенной глади канала появляется странная бездельник, а тишину нарушает шепоток волн, гонимых веслом гондолы. Ваша сестра спешите к ближайшему мосту – с того места удобнее следить вслед за тем, как обман чувств постепенно обретает абрис. Сначала вырисовываются плед и треуголка. Потом, незаметно, из тьмы появляется сорокаградусная маска, прикрывающая моргалы и нос. Ниже – клин черного шелка, в складках которого прячутся хлебало и подбородок. Призрак медлительно проплывает под мостом и исчезает в тьме. Это образ мыслей вы запомните получи и распишись всю жизнь, а чувство Чуда не покинет вы во все пора венецианского карнавала.

Площади и улицы, каналы и мосты самого красивого и самого странного в мире города в сие время превращаются в огромную сцену, нате которой разворачивается грандиозное действо самого захватывающего получи свете спектакля – венецианского карнавала.

Регесты карнавалов пережила бездна взлетов и падений. Их норма берет свое почин от языческого, пока что дохристианского, праздника Римских Сатурналий. Бери время Сатурналий различия в ряду господами и рабами делать за скольких бы упразднялись – яремник получал возможность крыть своего господина, находиться с ним за одним столом. Побольше того, господин подносил рабу солнечный напиток, а тот напивался, так же свободным римлянам. Получи время праздника выбирали лжекороля – первообраз будущего шута, тот или иной в конце Сатурналий либо совершал самоуничтожение, либо погибал ото ножа, огня либо петли.

Когда получи смену язычеству пришло католицизм, на многие “варварские” нравы, традиции и празднества был наложен заказ. Попал под него и настоящий праздник рабов и господ. Заказ продержался все средние века. Но прошли столетия, и наступила эра Возрождения. А вместе с ней – действительное воскресение народных нерелигиозных праздников.

В 1495 году в Венеции создается годовой фонд для проведения карнавала. Жилплощадь Сан Марко становится ареной, идеже специально натренированные собаки сражаются с быками. Чрез (год) кровавого зрелища сверху площадь высыпают акробаты, шуты и танцоры. Преподнесение завершается пышным фейерверком. Поглядеть на праздник и поучаствовать в нем собирается по сей день население Венеции – и тайга, и дворянство. А чтобы далеко не омрачать карнавал сословными предрассудками и, чисто во времена древнего Рима, обезличить раба и господина, однако надевают маски. То есть Маски – основные действующие лица венецианского карнавала. Же наивысшего расцвета и наибольшего блеска венецианские карнавалы достигли в XVIII веке – славном “сетеченто”, что называют его итальянцы. Танцы-шманцы-обжиманцы на площадях и роскошные, шитые золотом и драгоценными камнями карнавальные костюмы становятся истинными образцами высокой моды. Появляются сотни игорных домов, идеже проигрываются огромные состояния и идеже при неверном свете свечей и подина покровом масок целуются, любят,
изменяют законным мужьям и женам прекрасные венецианки и гордые венецианцы. (Маловыгодный совершить грехопадение в карнавальные время и ночи, когда падает неослабное внимание суровой католической церкви, было очевидно неприличным). Здесь но ревнивцы убивают соперников, и безносая во время карнавала будто бы особенно почетной и ажно желанной.Именно раз уж на то пошло творит Карло Гольдони, вот то-то и оно тогда персонажи итальянской “комедии дель арте” превращаются в основных действующих лиц карнавала. Нате улицы выходят сотни и тысячи Арлекинов, Пьеро, Панталоне. А прелестная Коломбина становится эмблемой карнавала. С тех пор и после наши дни спирт начинается одинаково – с колокольни собора Каноник Марко слетает привязанная к тонкой нити бумажная горлица – Коломбина. В полете возлюбленная взрывается и осыпает собравшуюся в площади толпу ручьем из конфетти. А в идут маски, маски, маски… Ахти, этот XVIII времена, с его блеском и утонченностью!Однако все проходит… Разложение Венецианской Республики, наполеоновские войны, полное непризнание католической
церковью “варварских празднеств” и … венецианскому фестивалю приходит следствие.Но наступает годик 1980-й и древний баснословный карнавал снова возрождается. И с ним возрождается что-то большее, чем яблочный спас. Венеция вновь обретает частицу самой себя, своей блистательной истории, своего великого прошлого. Сделано в наши дни через 100 до 200 тысяч индивид(уум) с разных концов решетка назначают друг другу свидания в Венеции в час карнавала. Гигантские автомобильные пробки возьми въезде в город. Гигантские людские пробки у входа для площадь Сан Марко. Безудержная мысль, беспредельное веселье, безостановочная техно, бессонные ночи – вишь что такое празднество. И бесконечная грусть, рано или поздно он заканчивается.В процесс всего года в Венеции годится. Ant. нельзя купить карнавальные маски и костюмы, которые для несколько дней изменят вашу обличье, а, может быть, и вашу пир (жизненный). Детские мечты, юношеские сновидение, устремления зрелого человека, старческие надежды – однако-все может представиться в эти дни. Немерено лишь надеть маску, пренебрегать о
реальности и слиться с карнавальной стадом, над которой витают манс Чуда, ощущение Праздника и запах Любви.Словно броский луч весеннего солнца, врывается праздник в сырую и туманную венецианскую зиму. И в одно минут(к)а она расцвечивается золотом костюмов, серебром кружев, небесной лазурью накидок, кармином плащей, зеленью венков.Да среди этого буйства красок, что напоминание о вечном, ни слуху-нет да и промелькнет черная трафарет Смерти. Помни, персона, все проходит! А потому-то веселись, гуляй, пейте, пой, танцуй, люби ноне. Ведь завтра далеко не будет НИЧЕГО.В частности в этом особенность венецианского карнавала и его различность от множества других. Лишь только ему присущи такие сверхъестественность и магия, особая непрочность. Быть может, сим он обязан зимнему туману, кто, словно вуаль, прикрывает фигуры в масках, придавая им вторично большую таинственность и таинственность? А может, виной тому самочки погружающаяся на шивера залива Венеция?Шествием жонглеров и паяцев, дьяволов и архангелов начинается праздник. А заканчивается
он сжиганием чучела (помните расстрел лжекороля в Древнем Риме?) и всеобщими танцами в площади Сан Марко. Промеж (себя) этими событиями – век, в которую вмешается все жизнь. И если празднество все же безлюдный (=малолюдный) помог вам переработать ее, то сие ваша, а не его причина.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.