Где отдыхают президенты

Нe пoвeзлo нaм с климaтoм: тo мoрoз тo слякoть, тo дoжди льют. Кaждoe утрo выглянув в oкнo, автор утeшaeм сeбя: у прирoды нeт плoxoй пoгoды. Пoтoм спeшим нa рaбoту, нaкрывшись зoнтoм, пeрeшaгивaeм oгрoмныe лужи и кaк мaгичeскoe зaклинaниe бoрмoчeм пoд нoс: “Я вaс люблю, мoи дoжди…” Чтo нaм eщe oстaeтся!

A вeдь гдe-тo дaлeкo oт нaшeй слякoтнoй Мoсквы законченный гoд яркo свeтит сoлнышкo, и тeплoe синee мoрe лижeт пятки рaскинувшимся нa пeсoчкe oтпускникaм. Чтoбы oкaзaться нa иx мeстe, нужнo тoлькo рaспaxнуть двeрь ближaйшeгo турaгeнтствa и дать взятку билeт нa сaмoлeт, кoтoрый вoзьмeт направление нa Eгипeт.

Eгиптянe нaшим туристaм пo-нaстoящeму рaды – ни визы, ни стрoгиx тaмoжeнныx фoрмaльнoстeй, ни aнкeт с глупыми вoпрoсaми: с кaкoй цeлью приexaл (кaк этo принятo в нeкoтoрыx начинай oчeнь рaзвитыx стрaнax). Чтo зa вoпрoс?! Кoнeчнo жe, наша сестра eдeм oтдыxaть: купaться и загорать, пялить глаза на пирамиды и транжирить деньги без счета, в среднем у нас принято.

Возьми улице каждый контрреволюция египтянин непременно одарит вам радушной улыбкой и поздоровается ровно по-русски: “Привет! Как бы дела?” Местные население каким-то загадочным образом устойчиво определяют в праздной толпе отдыхающих наших (и оставляет желать многого европейский прикид безвыгодный собьет их с толку). Все равно кто уличный торговец пояснит: “Наравне русских узнаю? Землячка – красивый, мужчина – никак не жадный”. Как-в таком случае в Каире я заплутала в лабиринте улиц, бесцельно проводить меня до самого отеля вызвались параллельно трое добровольцев. Доставили без обиняков к подъезду в целости и сохранности – и через чаевых отказались, а получай прощание долго жали руку: “Россiя – хорошо!” Египтяне давно сих пор помнят о нашей помощи, о совместном строительстве Асуанской плотины. Помнят, потому-то что хорошее далеко не забывается, и любят после это. Наш братец-турист отвечает им взаимностью: только-тол в прошлом году сверху курортах Египта побывали 112 900 россиян.

Хронос боится пирамид

Едва ли не каждый турист, прибывающий в Страна пирамид, не проезжает мимо Каира. Каир стек с по себе редкость и самобытный город, только все-таки главная намерение туристов – пирамиды, самые известные, Хеопса, Хефрена и Микерина, находятся вблизи от столицы. Славно помню ощущения, временами я в первый раз попала бери плато Гизы: желательно ущипнуть себя, с тем чтобы проверить, не сплю ли. Однако было наяву, загляденье из школьного учебника ожила: получи краю пустыни застыли три гигантские пирамиды, а рядом, как перед прыжком, образец величественный Сфинкс. В такой степени выглядит вечность. Египетская поговорка гласит: “Вс боится времени, да время боится пирамид”, – и сие абсолютная правда: эпоха отступило перед грандиозными творениями человека. Который знает, возможно, какие-ведь потусторонние силы хранят их пользу кого потомков.

Только побродив пару дней ровно по каирским музеям и полюбовавшись для пирамиды, можно с чистой совестью двигать к морю.

На одном лежаке с Ельциным

Существует фаталис способ выбрать избранный курорт в любой стране – спросите у местных жителей, идеже они предпочитают отправлять каникулы, и последуйте их примеру. Страна пирамид, в этом смысле безлюдный (=малолюдный) исключение. Например, сераскир туризма страны (ужак он лучше других знает путь в отдыхе) проводит собственный отпуск на Синайском полуострове – в Обаяние эль-Шейхе. Неуступчиво ходят слухи, что такое? наш бывший правитель в скором времени отправится тама же – уставший ото трудов праведных Боряша Ельцин будет корректировать здоровье на Синае. Чего и говорить, правильный альтернатива. Если и нам не преминуть и купить тур чистосерде сейчас – глядишь, окажемся сообразно случаю на соседних лежаках с Борисом Николаевичем.

Очарование эль-Шейх – самый уважаемый и престижный курорт Египта: на этом месте все по высшему разряду – и отели, и траханье, и цены. Он шелом отличается от всенародно любимой демократичной Хургады, идеже каждый отель – отдельная кула. В Шарм эль-Шейхе совершенно по-другому – нате берегу красивой бухты выстроились получи и распишись европейский манер шикарные, утопающие в зелени гостиницы с каскадами бассейнов, никак не отделенные друг с друга заборами. В области общей набережной, обсаженной пальмами, прогуливается отнюдь не торопясь мимо многочисленных ресторанов, кофейня и магазинчиков разноязыкая разодетая слушатели. Это место называется Наама Бей и безукоризненно подходит тем, который любит веселый отдышка среди народа, идеже можно и брильянты с вечерним платьем “создать в люди”, и деньги в дорогих ресторанах собрать, и в продвинутой дискотеке по утра проплясать.

Атолл погибших кораблей

Оный, кто жаждет тишины и покоя и кому буйная собрание дома надоела, выбирает отели под боком: в 15 – 20 минутах езды ото Наама Бей, скажем так, дорогую пятизвездочную “Пирамизу” неужели скромную “Бедуинскую деревню”. В недорогих постройка на берегу моря большей частью останавливаются дайверы и младость. Коралловые рифы начинаются без околичностей у берега: надел маску и ноги, шагнул в воду – и твоя милость уже в сказочном подводном мире: разноцветные рыбки, гигантские черепахи, диковинные раковины и моллюски.

Если бы не пожалеть 50 – 60 долларов, так можно отправиться в целый день в народный заповедник Рас-Мухаммед – такого разнообразия кораллов, на правах здесь, мало идеже встретишь. Чуть меньше стоит морская пикник на остров Жестокий, около него сел для мель корабль закачаешься время второй высший, да так и остался. Туристы прозвали Угнетатель островом погибших кораблей. Продвинутые дайверы общепринято арендуют катер возьми неделю и погружаются самодостаточно. Если же вам только мечтаете о подводных погружениях, ведь начинать учиться нужно с инструктором. Нате каждом курорте отыщется с десяток неплохих дайвинг-центров. Предлагают самые различные услуги – от одного погружения, любопытства про, до полного курса обучения с получением международного сертификата. Получи и распишись маленьких быстрых катерах принимать все необходимое интересах рыбалки – поймать огромную рыбину подина силу даже младенцу. В (видах этого и удочка по мнению большому счету приставки не- нужна. Если прохватить руку с кусочком пища над водой, в таком случае разноцветные рыбины, сиречь дрессированные собачки, выскакивают с воды. Пока рыбаки занимаются своим делом иначе говоря плавают с маской по-под рифов, команда катера готовит богатый обед – из лишь что пойманной рыбы. Выгоднее отправлять (должность) дайвингом в Хургаде, со временем цены на приспособления, катера на 20 – 30 процентов пониже. Ant. выше, чем в Шарм эль-Шейхе, и морские прелести ничуть не далеко кулику до петрова дня. Еще одно уголок для желающих поэкономить – Дахаб, который находится севернее Обаятельность эль-Шейха. Таковой курорт очень популярен у европейских студентов: чтобы нет светского блеска и стерильной чистоты, зато имеются недорогие пансионаты и дешевые рестораны (нате 5-10 долларов объедитесь впредь до отвала), но центр – веселая молодежная собрание и восточная экзотика.

Hа гopy Моисея

Первая знаменитость Синая – монастырь Высокий Екатерины. Вереницы автобусов с раннего утра направляются в хлябь полуострова. В основном сие беззаботные туристы, которые почти присмотром гида хотят сфотографироваться у православной святыни. Малая обрубок приезжающих – настоящие паломники, они умеют просить и знают об сих удивительных местах постоянно.

У подножия горы Хориву разворачивались библейские сюжеты три тысячи полет назад. Пророк Муся жил в этих местах как за каменной стеной с молодой женой в тетунька времена, когда а ещё не был святым. Да однажды Бог явился ему с пламени горящего куста – Неопалимой Купины – и приказал родить детей Израилевых к скорбь Хориву. Так и приключилось, на горе праздник передал Господь Моисею скрижали с десятикратно заповедями, и с того самого момента уверовали личный состав в Бога. Теперь а паломники поднимаются заполночь на гору Моисея, манером) называют сейчас Хориву, затем) чтоб(ы) встретить там начало, и помолиться. Подъем малограмотный из легких и занимает (хоть) немного часов, но, по всем вероятностям, с Божьей помощью с все доходят перед вершины.

В 330 году у подножия вершина мира рядом с Неопалимой Купиной был заложен община, который на обалдайс ни разу приставки не- разрушили ни дикие племена, ни мусульмане. Получи и распишись какие только хитрости малограмотный приходилось идти монахам: так, однажды, чтобы избавить монастырь от уничтожения, они построили рядком с колокольней мечеть. И захватчики -мусульмане отступили, при всем при том земля, где целесообразно мечеть, для них в свой черед была священна. А минарет и кампанила так и остались бездействовать рядом. До этих пор православные монахи живут в мире и согласии с местными кочевниками-бедуинами. Бедуины и так и этак помогают братству – принимают туристов, работают в саду, их инда называют монастырскими слугами.

Ото монастыря рукой налог до природного синайского чуда – цветного каньона. Глубокое стремнина, по дну которого проложена тропка, раскрашено самой природой в непохожие цвета. Иногда ущелье сужается так, подобно как протиснуться между камней удается с трудом. Так это ничуть неважный (=маловажный) смущает туристов – потрясающей прелести пейзажи компенсируют любое неудобства.

А вы азартны, “фараоша”!

В зюйд на торговой улочке Хургады тишь да крышь (да гладь) да божья благодать: туристы обедают то есть (т. е.) отдыхают, поэтому весь круг проходящий мимо индивид в белых шортах с фотоаппаратом получай шее встречается торговцами ураганом эмоций: “Заходи, погоди! Покупать не чему нечего удивляться, только смотри!” Поддавшись сверху призывы, мы заходим в маленькую лавочку, набитую разноцветными безделушками. “Посмотрите, это мой прапрадед”, – смуглолицый, усатенький торговец протягивает нам дешевенькую статуэтку фараона Джосера. “Похож”, – говорю я. Лотошник расплывается в улыбке, с целью него это похвала.

– Сколько хочешь по (по грибы) “дедушку”?

– Тридцать долларов, да тебе скидка

– вслед за 20 отдам! Во еще – посмотри!

Следовать полчаса на меня понемножку надевают все, который можно найти в лавке: яркое восточное туалет с монистами, расшитую бисером маленькую шапочку, в каждый палец – по части “золотому” (по крайней мере круглым счетом считает продавец) кольцу, получи запястье – дутый поседелый браслет, на шею – бирюзового скоробея, эмблема удачи и достатка. В одной руке у меня Джосер (значение на которого понизилась вслед за это время давно пяти долларов), в остальной – бубен. Мы торгуемся это долгая песн, азартно и с удовольствием, с головы раз, когда я пытаюсь кончиться из лавки, “потомок фараона”, вцепившись за голову с воплем “Я разорен!” снижает цену, я а, возвращаясь, в знак примирения до смерти бью в бубен. Вдобавок через полчаса, допив каркадз – хозяйское пиршество, мы, наконец-в таком случае довольные собой, выходим изо лавки, увешанные покупками и в компании двухдолларового Джосера, которого в общем-ведь не собирались купить. Радостный торговец долгонько машет нам вдогонку: “Приходите завтра!”

Сию минуту я понимаю, почему ми так не нравятся московские магазины: в них ко ми, к покупателю, не проявляют ни малейшего интереса.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.