Карнавал в Люцерне. Фоторепортаж из гущи событий

8d35ee27ad9a8912eb57235d7c5fb72c

360 днeй в гoду Люцeрн ничeм нe oтличaeтся oт мaлeнькиx eврoпeйскиx гoрoдoв — вeличeствeннo крaсивый, удивитeльнo рoмaнтичный, oн спoкoйнo с нeкoтoрoй вaльяжнoстью живeт тиxoй рaзмeрeннoй жизнью. Клeрки в бeлoснeжныx вoрoтничкax oткрывaют oфисы рoвнo в 9 утрa, пeкaрни кaждoe утрo истoчaют aрoмaты сдoбы, крaсныe швeйцaрскиe пoeздa тo и дeлo пoдвoзят изо Жeнeвы япoнскиx туристoв, уткнувшиxся в путeвoдитeли и дeлaющиx группoвыe фoтo нa фoнe дeрeвяннoгo мoстa Кaпeлбрюк. Нo нa пятерка сумaсшeдшиx днeй в фeврaлe, Люцeрн нaдeвaeт мaску и пeрeстaeт взяться сaмим сoбoй.


Бeзумиe, чтo oxвaтывaeт стaринный швeйцaрский гoрoд eжeгoднo имeнуeтся Фaстнaxт — пoпрoсту Кaрнaвaл. Узкиe улoчки стaрoгo цeнтрa зaпoлoняют вeсeлыe пoвoзки, нeвooбрaзимыe фургoны и скaзoчныe дoмики, пoвсюду слышны вeсeлыe мeлoдии, испoлняeмыe любитeльскими дуxoвыми oркeстрaми, тaнцуют и бeснуются ряжeныe, пoпивaя шнaпс и глювaйн, oсыпaя (благо)приятель другa тoннaми кoнфeтти.

Бeз кoстюмa мнe былo далеко не по себе, в круговороте раскрашенных лиц и красочных нарядов. Личный состав приветливо мне улыбались, улюлюкали в клеймо, то и дело приглашая пить, станцевать или несложно потолкаться плечами подо карнавальную какофонию. Держи всех маленьких площадях, друг у друга на голове прижавшись друг другу, музыканты, в странных костюмах с огромными головами с папье-маше играли карнавальные приморье. Кое-как пробравшись чрез толпу до чудесного исторического отеля Wilden Mann в самом грудь старого города, в котором после три века истории останавливались многие интересные обида, наспех зарегистрировавшись у привратник, разодетого под арабского принца, я поспешила вернуться в улицы Люцерна.


Казалось, я попала следовать кулисы театра, идеже одновременно репетируют Комедию Дель арте, ставят новые серии Симпсонов и Губки боба, придумывают спецэффекты в (видах фильмов ужасов. Чудовища и клоуны, безумцы и инопланетяне, рыцари и буйволы, скелеты и индейцы мать Гермеса — на улицах Люцерна следовать один только момент я повстречала всех героев моих снов и кошмаров. Обман чувств горожан поистине безгранична. Посмеявшись надо трансвеститом с тремя головами, посредством минуту я наткнулась держи милую барышню с кружевным зонтиком решительно без головы. Уродливые старухи, веселые моряки, пчелки и ангелочки создавали неповторимую разноцветную толпу.

Знамо, каждый житель Люцерна тщательно готовится к карнавальному шествию, бытовать без костюма в сие время года — несомненный моветон. Задолго предварительно самого праздника возьми семейном совете придумывают образы грядущего Фастнахта. Мелюзга имеют решающее преимущество голоса, поскольку участвуют в празднествах наряду с взрослыми. Главное обыкновение — семья должна красоваться одета в одном стиле. Свыше никаких правил в закромах.


Вот мама-квагга везет коляску с маленьким львенком, глава ватикана жираф гордо держит следовать руку слоненка. Семейный круг пожарников, усердно нажимая сверху клаксоны, просят разыграть дорогу для миниатюрной пожарной аппаратура, которую отец семейства понятно заботливо мастерил пару месяцев сверху заднем дворе своего в домашних условиях. Пингвины, одетые в теплые черным-черно-белые костюмы недоля отплясывают вокруг пингвинят, которые, считай, только что научились красться.


Гораздо более любознательно к главному празднику годы готовятся Guggemuusige- карнавальные группы, объединенные идеями, музыкой и костюмами. Наравне правило, каждая групповуха — это своеобразный шар по интересам, клоб единомышленников, кто если разобраться и делает карнавал в Люцерне таким красочным и запоминающимся.


Оказия многих карнавальных объединений насчитывает десятки полет, многие дети, чьи черепки состоят в том может ли быть ином сообществе присоединяются к нему по времени. У каждой группы поглощать гимн, флаг и главковерх парадом. За многие месяцы вплоть до главной кульминации карнавала в Люцерне — Monstercorso — парада монстров, руки-ноги клубов придумывают новые костюмы, печатают информационные буклеты, репетируют карнавальные полоса.


Большинство участников парада должны дрюкать хотя бы базовые знания игры на духовых и ударных инструментах. В среднем, каждое карнавальное братство насчитывает от 40 перед 50 человек, ежели и некоторые самые старые и почетные группы ведут дебет за 70 участников. Коль скоро позволяют средства, собранные в качестве взносов, вслед за производством карнавальных масок обращаются к профессионалам, делающим их в соответствии со старыми традициями, костюмы шьют у портных. Тем, кому недостает необходимой фонды, приходится мастерить костюмы собственноручно. Самые известные карнавальные бэнды стараются в процесс года немного подмолотить, на различных праздниках и вечеринках.


Сложение участником парада может любая группировка — достаточно лишь ценз заявку в оргкомитет карнавала. А количество шествующих объединений ограничено, достоинство всегда отдается тем, кто такой носит свои знамена числом улицам города с завидным постоянством.

Примечательно, точно карнавальные дни безлюдный (=малолюдный) являются официальными праздниками в Люцерне, и во всех отношениях участникам парадов должно брать отпуска вслед за свой счет, аюшки? приводит к тому, чисто социальная жизнь в городе вымирает точно на пять дней. Замкнуто абсолютно все — относительная офисных и почтовых контор, музеи и магазины.

Люцерн живет ото парада до парада, так чтобы наутро после Жирного вторника доставить жирную точку в карнавальных шествиях и пофигачить готовится к следующему году.


Бесчинство карнавала уходит беспробудно в средние века, коль (скоро) быть точнее, ведь в 14-ое юбилей. Тогда Пасхальный обсуждение города постановил вслед за 40 дней ото Вербного воскресенья препроводить День Покаяния. Ультимо перед Великим постом, называемый Жирным вторником был последней возможностью побаловать себя вкусной едой — сочными мясными сосисками, сладкими пирогами и пончиками.

Родоначальником торжественных шествий слышно некий человек в области имени Fritschi, некоторый вместе со своей супругой и воинами въехал величаво на лошадях в столица, оповещая народ об обычный победе швейцарцев желательно австрийцами в Цюрихской войне 1446 лета. Победное шествие понравилось горожанам, и в реминисценция о победе, а спустя века и на ходу провожая зиму, народишко веселился от души.

Все-таки, городской муниципалитет ровно по-разному относился к парадам и карнавалам. Бывало, градоначальники легким росчерком пера запрещали жителям Люцерна сердце (возрадовалось на долгие годы, и чуть только в 1713 году фестиваль вновь вернулся в записи праздников. С XVIII века сообразно улицам старого города, ранним утречком, возвещая о начале карнавальных празднеств, проезжал фура, украшенный апельсинами, в котором куклы, изображающие Fritschi и его жену, музыканты и шуты приветствовали разодетый народ.

Карнавальные устои прошлого плотно переплелись с современными обычаями. Во вкусе и в те далекие пора, в наши дни сигналом к началу карнавала является выпал пушки в пять часов утра и приход Fritschi со спутниками. Сонные горожане, устремляются к муниципальный Ратуше, чтобы своими глазами раскусить начало нового Фастнахта. Вспять в кровати отправляются единицы, ведь проспать инициатор парад в Грязный День не хочет не велика птица. А будет еще кортеж в понедельник и Парад Монстров вот вторник. Monstercorso — концовка Карнавала в Люцерне. Точно по городу проходят паче 90 костюмированных групп, высокомерно неся свои флаги и играя знаменитую «гугген-музыку» — карнавальные песни в исполнении духовых оркестров. Торжественное шествие, длящийся почти 4 часа, транслируют точно по всем каналам Швейцарии. Собственно во время сего шествия выбирается лучшая ряд года.


Вечера а там парадов горожане предпочитают оформлять в барах и ресторанах города, несравнимо то и дело наведываются музыкальные оркестры. Столики в заведениях, идеже есть хоть некое своего рода сцены, нужно предназначать за многие недели вначале. Согласно, какому- в таком случае неведомому графику, в дансинг дружной толпой заходят ведь подбитые летчики, так инопланетяне в костюмах НАСА, так оранжевые тараканы. Подина общее улюлюканье присутствующих, сыграв самые популярные мелодии, участники сваливают в кучу огромные головы с своих костюмов, выпивают вслед здоровье, угощают юных привередливых барышень нюхательным табаком и дают по всем статьям желающим уроки зрелище на трубе.

Воспряв в один прием после кружки пива иль чая со шнапсом, летчики и тараканы опять-таки облачаются в костюмы, чтоб переместиться в другое, до того же гостеприимное ведомство или попросту отбренчать импровизированный концерт для одной из маленьких площадей Люцерна. По-под утро, число музыкантов ощутительно сокращается, кто-в таком случае не в силах с лишним стучать в барабаны льстиво посапывает в обнимку с инструментом, который-то, волоча по (по грибы) собой уставшего собрата по мнению группе, бредет узкими улочками, усыпанными конфетти по домам. Самых стойких, тех, кого маловыгодный берет шнапс, горячее винище и пиво, под утро объединяет поп. Смешавшись в едином порыве, обезьяны и аборигены, доктора и привидения играют карнавальные полоса до рассвета.


Придя глубокой ночью в гостиница, я заметила на подушке беруши — (пре)подношение от менеджемента гостиницы, заботившегося о сладком сне своих постояльцев. Подаренье оказался кстати — сверху улице по-прежнему было озорно и шумно. Едва провалившись в дрему, я подскочила через неожиданно громкого раската музыки. Любопытство одержало верхотура и, кинувшись к окну, я с усталой радостью обнаружила лещадь своим балконом бравурный коллектив мушкетеров, какой-либо, несмотря на проведенную держи ногах ночь, с души играли поуже знакомые мне мелодии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.