Како веруеши?

Кoгдa приeзжaeшь в кaкую-нибудь стрaну, нeдурнo знaть, вo чтo вeрят то есть (т. е.) нe вeрят ee житeли. В кaкиe цeркви, мoлeльни и кумирни oни xoдят река нe зaxoдят никoгдa. Этo пoмoжeт, вo-пeрвыx, лучшe пoнять эту стрaну и, вo-втoрыx, нe пoпaсть в дурaцкoe пoлoжeниe. Вeдь рeлигия, xoтя сoврeмeнный окружени и нe пoxoж нa Визaнтию врeмeн Всeлeнскиx Сoбoрoв, oстaeтся oднoй с глaвнeйшиx, фoкусирующиx рeaльнoстeй. Извeстнo, чтo всe пoпытки вeличaйшиx филoсoфoв дoкaзaть сущeствoвaниe иначе говоря нeсущeствoвaниe Бoгa кoнчились ничeм. Сooтвeтствeннo, рaсскaзaть o рeлигиoзнoй жизни в aдeквaтнoй фoрмe нeвoзмoжнo. Я жe, пoмня Пруткoвa, нe буду пытaться oбъять нeoбъятнoe и в высшeй стeпeни скрoмнo пoпрoбую рaсскaзaть o вeрoвaнияx житeлeй нeкoтoрыx стрaн Зaпaднoй Eврoпы. Вeрнee, прикoснуться к иx пoвeрxнoстным слoям.

Ирлaндия

Нaчну с сaмoй зaпaднoй изо ниx, Ирлaндии. Всe знaют, чтo Эйрe зaсeлeнa в oснoвнoм рeтивыми кaтoликaми. Этo oднa с дрeвнeйшиx xристиaнскиx стрaн: ee крeщeниe прoизoшлo eщe в V вeкe. Мoнaxи-кoпты, тo eсть eгиптянe, приплыли нa oстрoв нa кoжaныx лoдкax, иx прeдвoдитeль Св. Пaтрик для того нaчaлa уничтoжил свoим пoсoxoм всex змeй, пoлзaвшиx пo зeлeнoй ирлaндскoй трaвe (в Ирлaндии нa сaмoм дeлe пoчти нeт змeй), a после окрестил туземцев. Только благодатное слово Евангелия упало в плодородную почву кельтской фантазии, друидических ритуалов и мистицизма, присущего обитателям этой загадочной страны.

В результате христианство в Эйре оказался в такой мере же причудливым, делать за скольких орнаменты, украшающие древние ирландские церкви, и извилисто-чувственным, сиречь национальный характер ирландцев. Покровитель страны, Св. Патрик и накипь местночтимые святые оказались похожими получи сидов, древних духов, живущих в холмах и растящих серебряные яблоки Авалона; нате “Банши” – туманных духов владенья; на прочую странную публику с иной действительности.

Ирландцы беспримерно суеверны, до этих пор практикуют “гейсы” – индивидуальные запреты – скажем, какой-нибудь Шимус ОХРейли ни в коем случае безлюдный (=малолюдный) наступит на трещину получай асфальте: он знает, аюшки? это грозит неминуемой бедой. Ирландские бабье сословие до сих пор отправляются лечиться через бесплодия к первобытным менгирам, вертикальным фаллическим камням с высеченными сверху них, много после этого, крестами. Аборты они, все же, до недавнего времени ездили вытворять в Британию. По католическим причинам в Республике Ирландия это мероприятие было запрещено.

Сверх того того, Ирландия – морская владение, а матросы и рыбаки испокон (веку и везде отличались склонностью к суеверию. Окунанию для веревке статуи Богородицы в большое число, бросанию каменных крестов в воду и последующему их оттудова доставанию, катанию священника в полном облачении книзу с холма для остановки дождя (в России батюшек катали, чисто бревно, по полю в (видах того, чтобы обложной дождь пошел).

Но звучит, что, придерживаясь языческих пережитков, ирландцы редкостно уклоняются в другие религии и конфессии. Инда тот же Шимус О\’Рейли, побывавший в церкви в конечный раз лет 10 парение назад и матерно ругающийся получи и распишись засилье религиозных традиций, потом второй пинты портвейна скажет: “а камо деться, католик я…”

Британская империя

Великобритания в религиозном смысле государство совершенно удивительная. Начнем с того, сколько Англиканская церковь появилась затем, что Ватикан малограмотный разрешил королю Генриху VIII окрутить (его в шестой раз (с пяти предыдущих жен двум были казнены). Конунг, бывший до сего верным католиком – настолечко, что он ажно принял титул “Defensor Fidei” – “защитник веры” – обиделся, провозгласил себя главой церкви в Британии и прервал коммуникация со Святым Престолом. Далее того, он малограмотный забыл ограбить монастыри и тех с подданных, кто далеко не согласился с его инициативой. Стряслось это в 1534 году, (до что англиканство имеет достанет долгую историю.

Каста конфессия – нечто среднее среди католицизмом и протестантством; англикане сохраняют благочестие святых и икон, допускают постриг и имеют жесткую церковную иерархию. Быть этом “Церковь Англии” смертельно демократична – как и повелось общественной организации в стране с самым старым “народовластителем” – и делится нате две части. “Высокая автокефалия”, близкая к высшему классу общества, ровно по стилистике похожа получи католичество. “Низкая святилище”, предназначенная для “народа”, своими обрядами безлюдный (=малолюдный) много отличается ото протестантских конфессий. Да это – не секты, а прямо-таки отражение классового британского общества, идеже по произношению вдруг узнают не один, из какой части страны ваш брат появились, но и какую школу окончили.

Вновь более интересно, что-то британский монарх, пересекая границу в обществе Англией и Шотландией (к примеру, несложно поехав на отпуск в горный шотландский мультилок), перестает быть главой “Церкви Англии” и становится руководителем “Церкви Шотландии”, принадлежащей к пресвитерианскому ответвлению протестантства и богословски враждебной англиканству.

В завершение монарх Соединенного Королевства – единственная изо августейших особ Европы, имеющая компетенцию чудотворения. В один прекрасный день в год королева возлагает шуршики на больных золотухой – аллергией – и, делать за скольких считается, излечивает их. А вплотную руин королевского замка в Йорке есть смысл куст шиповника, подающий надежды от ветки, принесенной Св. Иосифом Аримафейским в годик Распятия Господня. Сорвал возлюбленный ее с куста, изо веток которого был сделан терновый ореол…

Британцы считают, какими судьбами и терновый венец – мифологема аллегорическое, а в действительности верх был свит изо ветвей шиповника). Только, несмотря на такие чудные свычаи и обычаи и легенды, англиканство – сие прежде всего общественное примета – “англицкий масса”, членство в котором цементирует община. Англичанину (если симпатия не буддист, француз, мусульманин, язычник, латинянин или православный) до конца ногтей безразлично, что посторонние думают о его вере. Чтобы него важно, что-то раз в год дьявол приходит в церковь, а п выпивает стаканчик хереса со священником. И передает сие обыкновение своему внуку.

Страна сезанна и пармезана

Про французов папулечка Павел VI, величайший реорганизатор католицизма, еще в 60-х годах сказал, что-то их надо крестить заново. К религии средний галл относится, как к галстуку. Нечто не особо функциональная, так нужно быть “comme il faut”. Ругаясь, изволь в церковь на праздник, венчание или панихиду, ворчит вследствие того, что узел давит, неужели оттого, что у соседа повешение лучше; вернувшись на родину, аккуратно вешает лэйбл в шкаф до следующего случая.

Французы – кадр(ы) рациональные и, поняв, отчего Варфоломеевская ночь, вкоренение “Культа Разума” якобинцами и отчуждение церковных денег в конце XIX века большого толка невыгодный дали, решили гореть более близкими, нежели “Врата Господние”, делами. (само собой) разумеется, есть истово верующие католики; наворачивать и католики-фундаменталисты, той же породы на наших крутых православных, склонные к крайнему рационализму, считающие перст (судьбы-н-ролл дьявольским соблазном, а презервативы – прямым оскорблением Деве Марии и кстати требующие опять приставать мессу не для обоюдопонятном французском, а числом-латыни. Но их крошечку. Зато много тех, кто такой, будучи искренними детьми французского рационализма, тяготы его нести неважный (=маловажный) могут.

Не тутти знают, что такие звезды французской культуры, во вкусе капитан Кусто и постановщик Морис Бежар – мусульмане. Вотан мой знакомый, генуинный протестант из Вандеи, зубы проел по турецкой суфийской музыке, принял христианство, женился на таджичке и обвенчался с ней (без- окрестив ее сперва – куда батюшка смотрел?) – в Святоалександровском соборе сверху рю Дарю в Париже. Сие не редкость, французы, установление от того, какими судьбами раньше называлось “вольтерьянством”, ищут истину куда ни кинь глазом, и не всегда положительно.

Одно из самых доходных занятий угоду кому) иммигрантов из Магриба, Черной Африки и Эспаньола – морочение головы невротическим аборигенам Шестиугольника быть помощи всяческих “gri-gri”, сушеных ящериц, битья в знахарский барабан и тыкания иголок в восковую куклу предполагаемого врага. Играет место и кельтская подкладка современной французской психики. Однако если для ирландцев суеверия и магические привычки таково же естественны, в качестве кого вечерняя пинта пива, ведь у французов – “я мыслю, из чего можно заключить, существую” – они поминутно приобретают общественно опасные внешний вид. Француз, подумав, мелочёвка может начать действовать в качестве члена изуверской секты эвентуально “Рыцарей Солнца” не то — не то совершить “ритульное гекатомба”.

Франция – чемпион Европы согласно части историй такого рода. Только здоровый средний франк, повторяю, относится к кому только не лень метафизике, как к галстуку, старается намотать на ус, что приятеля Жозефа маловыгодный надо угощать свининой, в силу того что что он маловыгодный то араб, никак не то еврей, и подумывает, по образу бы ему записаться в масоны: бенуар по части блата и соцобеспечения докуда удобнее, чем тред-юнион.

Германия

Немцы, намучившись с религиозных войн, гегелевской диалектики, “конкордата” – “сердечного согласия” – в кругу Ватиканом и нацистами, пришли к умозаключению, точно вера дело и персональное, и общественное. В Германии сам черт ни в каком случае, разве вы только далеко не стали ближайшими друзьями, вы не спросит, в какую молельню ваш брат ходите.

Примерно шестьдесят процентов христианин в Германии – протестанты, в основном лютеране, а сороковуха процентов – католики. Первые живут объединение всей стране, а католики сосредоточены в основном в прирейнских областях и в Баварии. Обе конфессии пользуются равными правами, точно католические, так и протестантские праздники объявляются выходными в ближайшем буду.

Самое интересное, а в Германии, светском государстве, существует общегосударственный налог на святилище. Он считается добровольным, так чтобы отказаться с его уплаты, что же делать официально заявить о своем атеизме и нежелании покровительствовать религиозные институции. Исключительно кто это делает: нужна некоторая социальная дух – пойти против традиций, к которым в Германии относятся куда серьезно. И вообще, фигли скажет сосед герр Шмид, (не то узнает, что я поступаю невыгодный так, как до сего времени?

Вообще же синтоизм в Германии имеет очень невозмутимый, домашний характер. Не зря испокон века основой жизни считались “Три К”: “Kinder, Kuche, Kirche” – “Малышня, кухня, церковь”. Католики, заведенным порядком, чуть более, нежели протестанты, склонны к мистицизму, а протестанты предпочитают до сего времени проверять разумом. Же обычно религиозная существование (бренное) представляет собою выходной поход всей семьей в божий храм и участие во всякого рода благотворительных мероприятиях.

Авзония

Италия – страна, идеже католицизм имеет до мозга костей органичный, народный личина. Итальянца не-католика разыграть себе трудно. Ажно если он член кпсс, декларативный атеист, некто все равно близ случае быстро перекрестится, условно припав получай одно колено, и прошепчет молитву, впитанную с молоком матери. Макаронистый католицизм очень многообразен. В нем наворачивать и мрачноватые обычаи, и строгости – женщину в шортах другими словами мини-юбке безвыгодный пустят в такие “туристические” места, подобно ((тому) как) миланский собор река собор Св. Петра. (В Нотр-Дам мол Пари вы можете уместиться чуть ли маловыгодный в купальнике). Но имеются и шумные, разноцветные полуязыческие шествия и карнавалы, напоминающие о тех временах, когда-никогда христианство еще неважный (=маловажный) родилось.

В церкви фрязин чувствует себя как бы дома, он может в время мессы гоготать с соседями, флиртовать, в необходимый момент вставая получи колени и преклоняя голову. Поуже пресловутыми стали истории для то, как итальянцы, понадеявшись получи и распишись помощь какого-нибудь святого, же не дождавшись ее в ожидаемом размере, обижаются нате святого, засовывают его статуэтку в египетская тьма угол, а то могут и отстегать. Потом, впрочем, извинятся, и кончено продолжается по-старому. По-над священником запросто могут улюлюкать, да и самого блюстителя престола ругать “Papa e porco”, однако в глубине души клириков уважают и побаиваются. За исключением того, что позволяется итальянцу, недопустимо чтобы иностранца. Если заезжий позволит себе ругать папу или допустит явное непочтительность к церкви, это склифосовский воспринято плохо.

Нуждаться учитывать еще и в таком случае, что юг и полуночь страны очень различаются посередине собой. Пьемент и Ломбардия отличаются ото Кампаньи или Сицилии, делать за скольких, скажем, Московская земля от Северного Кавказа. Подле том, что сверху юге Италии устои и суеверия куда побольше, а церковь на самом деле неотделима через ежедневной жизни.

Иберия

В Испании католичество окрашено в сильнее суровые, если малограмотный сказать мрачные, тона. Гишпанец ни в коем случае отнюдь не позволит себе панибратства со святыми неужели священниками. Религия чтобы него – дело жуть серьезное и даже опасное. Вероника. Ant. недоверие переплелась с дохристианскими, только и знает темными пережитками. В испанском католичестве безумно сильны мотивы “суеты сует”, пессимизма, ожидания конца – и тем временем оно пропитано эротизмом. Тут что-то есть тореро всегда больно верующие люди, а их исполнение сводит воедино тана, культ мужественности и сексуальности.

После сих пор в глухих деревнях капелла – место знакомства посередине юношами и девушками, а кружевная черная мантилька, какую до первой брачной ночи носят и в тот же миг, напоминает о девственном смирении. Иберия одной из последних в Европе отделила Пруссия от церкви, отлично и инквизиция там была радикально отменена только в середине XIX века.

В 50-е годы нашего века по случаю обнаружено, что сколько-нибудь деревень заселены “маранами”, ведь есть крещеными евреями, с XV столетия продолжавшими крадучись практиковать иудаизм. Они нехитро не верили, почто им больше ни аза не угрожает… В меру, некоторые самые аристократические семьи страны происходят через “маранов”, и возникает предмет внимания: а не является ли маркиз экий-то, из рода которого вышли один или два кардиналов, тоже тайным иудеем?

Старый континент – край, дальше всех шагнувший в постиндустриальный долина) (земная. При этом вероучение остается одним изо важнейших компонентов общественной жизни. И в Европе, с ее доброкачественно налаженными механизмами демократии и невиданным до сей поры в истории высоким общим уровнем жизни, продолжаются религиозные войны – в Ирландии, невыгодный говоря уж о Югославии. Плодятся самые немыслимые секты. Вотан из важнейших мировых центров тибетского буддизма находится в Додони, кайфовый Франции, а суфийские братства Кадирийя и Ахмадийя мер укоренились в Германии.

Бывают и удивительные казусы. Маловыгодный так давно в Франции разгорелся шум по поводу таким (образом называемых “исламских платков”. До некоторой степени девочек из арабских семей начали шататься в школу, прикрывшись белыми платочками. Собор во Франции ото государства отделена, сие была государственная киношкола, а в ней запрещена любая лозунг любой религии. С-за этих платочков началось судопроизводство на правительственном уровне. В конце концов было кончено, что они являются пропагандой религии, и девочкам запретили в таком виде орга в классе. Умные народище задали вопрос: а на хрена бы не наложить вето еврейским мальчикам быть беременным кипы, а у христианских детей снять с шеи крестики? В Нидерландах но один католический декан умудрился обвенчать в церкви пару гомосексуалистов, вслед что и был лишен сана. Я от альфы до омеги за права сексуальных меньшинств, что ни говорите в обряде венчания имеются стихи о продолжении рода…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.