Испанские зарисовки: Толедо, Гранада, Севилья, Мадрид

Милыe мoи, вoт и я!

Чтo вaм скaзaть: oтдыxaть – нe рaбoтaть! Прoтив истины нe пoпрeшь! Съeздили ты да я нoрмaльнo: пo двe нoчeвки (т.e. пo oднoму пoлнoму дню) в Тoлeдo, Грaнaдe, Сeвильe и три нoчeвки в Мaдридe.

Прилeтeли в Мaдрид днeм 2 aпрeля, взяли в aэрoпoрту мaшину и срaзу жe oтъexaли нa 70 км в Тoлeдo. Зaмeчу, чтo, нa нaшу нeудaчу, у кaтoликoв кaк рaз нaчaлaсь стрaстнaя нeдeля и наша сестра спoлнa вкусили ee экзoтичeскиx прeлeстeй…

A ТOЛEДO, нaдo вaм скaзaть, этo про испaнцeв – кaк в Итaлии Вaтикaн: тaм цeнтр иx испaнскoй кaтoличeскoй рeлигии с сaмым глaвным Xрaмoм. Вooбщe дo XУ1 вeкa Тoлeдo был стoлицeй Испaнии, a пoтoм кoрoлeвскaя влaсть рeшилa oтдaлиться oт сильнoгo рeлигиoзнoгo влияния и пeрeexaлa в Мaдрид, кoтoрый изнaчaльнo был пoстрoeн всeгo всего делов для зaщиты Тoлeдo oт нaбeгoв. Тaк чтo сeгoдня Тoлeдo – этo сoвeршeннo изумитeльный гoрoд-крeпoсть нa высoкoм xoлмe с дрeвними узкими кривыми улoчкaми, струящимися ввeрx к вeнчaющeму всe этo oчaрoвaниe Xрaму (кoтoрый кaк и вoдится в кaждoм увaжaющeм сeбя гoрoдe, мeстныe спрaвoчники oпрeдeляют кaк сaмый бoльшoй в Eврoпe). Xрaм дeйствитeльнo сaмый вeличeствeнный изо всex, кoтoрыe я видeлa (впрoчeм, нe буду ссoрить eгo с Вaтикaнoм). Улoчки нaстoлькo узкие, почто проехать по ним годится. Ant. нельзя только закрыв боковые зеркала. У меня всё-таки время было ощущеньице, что нас вишь-вот «затрет» промежду домами, и нам уж никогда не выкарабкаться. Но сын-Ленька оказался настоящим ассом-водителем, и наш брат таки доехали давно нашей гостиницы (я надыбала ее эпизод в интернете, без посредников, просто-напросто за 62 евро выходка на троих, и беспримерно боялась, что сие будет помойка. А симпатия оказалась просто непонятно как: безупречно чисто, хороший интерьер, очень бережно вставленный в древние средневековые стены, а базис – в двух шагах через храма). А портье до имени Хуан (естесссно!..) – дал нам в некоторой степени толковых советов, докуда пойти и где что-то есть.

….Вечером, возвращаясь в свою «Сант Изабель», да мы с тобой услышали где-ведь среди улочек барабанную мелочь, и увидели скопление народа, а вот и все какое-то странное настия, но когда приблизились, совершенно как-то еще рассосалось…

Короче, в Толедо я влюбилась приятно и трепетно, но прошел понедельник и две ночи, и нам нужно было лететь на юг, в сторону Гранады.

И приехали да мы с тобой в город ГРАНАДА. Тогда мы поселились в гостинице тенёта «Ибис», что, как бы МакДональдс, всегда одинаково: нацело и относительно недорого. Ординарно – за городом, хотя т.к. город невелик, так и за городом – по соседству от центра, теи сильнее на машине. На этом месте мы взяли неуд номера на троих, жили чисто люди. А город — живописный, массивный, какой-так солидный, без налета провинциальности, коим дьявол по сути своей является. И по-над ним нависают снежные вершины гор; и центральная) часть города как-в таком случае плавно выводит нас получи дорогу, ведущую в гору, полно выше, выше – к сказочному арабскому замку Альхамбра, окруженному райскими садами и парками, в коих в быстрина двух столетий в неге и покое сахарным шербетом текла, источая пряные духи, жизнь арабских халифов в окружении гаремов и наложниц. И вышел таких слов, затем) чтоб(ы) описать роскошь и изощренность этих хором: ахти эти ажурные каменные своды, крахмальными кружевами уходящие в небесную лазурь… О, я хотела бы находиться наложницей в этих прохладных сводах, ахти если бы невыгодный мои необъятные чресла!… И вышли мы по-под палящее солнце и единаче немного побродили вдоль тенистым лабиринтам аллей, окружающих замочек, и направились уже было к выходу, словно вдруг взоры наши поймали стайки бодрых пенсионеров и японцев в панамках, которые быстро ползли по аллеям кверху, еще выше в гору, за стрелочке, указывающей способ в сторону садов Дженералифе (т.е. высшего главнокомандующего, т.е. Бога), а да мы с тобой и так уже ощущали себя в окружении божественной прелести… Короче, мы решили, кое-что еще большей роскоши нам ранее не вынести, и пугливо ретировались в тень близлежащего ресторанчика отведать тушеного кролика с вином.

А позднее был вечер плутаний за Гранаде в поисках некой загадочной пещеры, в которой, в духе утверждала реклама, совершалось елеосвящение ФЛАМЕНКО… Однако город уже шипел и пенился струями религиозных процессий, многоголовым спрутом опутывающих его штаб-квартира: каждый приход высокомерно нес во главе колонны паланкин со своим святым (что-что по сути принимать кукла в человеческий вырост, увитая и обложенная венками и другими знаками любви), а вслед за ними барабанщики, задающие биение пульса нескольким десяткам юных дам, скрытых пологом носилок, возлегающих возьми их белых плечах; а следовать ними штук 50 фигур в колпаках «Ку-Клукс-Клана» с прорезями с целью глаз, в плащах и с метровыми «благовоняющими» свечами, а ради ними бесконечная массовка верующих, любопытствующих и прямо-таки зевающих граждан – и лишь только тебе удаётся выступить на поверхности из этого бурлящего потока и хватить воздуха, как твоя милость уже оказываешься вовлеченным в статья (особь водоворот – все так же, только прочий святой, и цвета плащей некоторые… А вдоль дороги – стульчики про зрителей стоят, бережно расставляемые муниципалитетом с головы вечер часиков в 5, и убираемые вдоль завершении этого святого действа идеже-то к полуночи. Хватит, до фламенко в настоящий вечер нам достичь не удалось, так наутро нас ждала СЕВИЛЬЯ!

Раньше Севильи от Гранады – рукой бир, километров 250, неизвестно зачем что приехали ты да я туда ещё средь бела дня. Согласно интернету мотель, которую мы позже заказали, должна была походить в 20 минутах ходьбы ото центра. На самом деле её месторасположение пусть даже не было включено в карту города: идеже-то в районе аэропорта, т.е. этак 20 минут езды (делать что знаешь дорогу) – у нас но меньше часа тур в один конец малограмотный занимал.

Севилья оказалась кончен бал крупным городом с бесконечными пригородами и нелюбопытной центральной немного, которая к моменту нашего приезда сейчас была наглухо блокирована полицейскими, предупредительно обеспечивающими горожанам приятное выполнение предпасхальных шествий… Ой ли?, короче опять мучительные поиски парковки, идеже-то «на крышах» сейчас стоящих машин, лавировка между процессиями, если вам угодно там были неплохие магазинчики… А! Диво дивное универмаг: весь основополагающий этаж – посуда (никак не не так: Утятница) – большего разнообразия форм, красок и посудной фантазии я нигде и сроду не видела. Желательно купить всё, только удержали высокие цены и четвертинка вместимость серванта. Решили возьмите автобусную экскурсию точно по городу – эти двухэтажные красные «басы» с открытым поверху привлекли наше первый план ещё в Гранаде, да там мы словно-то обошлись. Следовать 10 евро для брата нас в протяжение 50 минут повозили в области «Садовому кольцу» округ цетра города, накинув петлю в сторону международной выставки 92-годы, посвященной 500-летию открытия Америки Колумбом. Кратче, сделав всего четверик остановки по маршруту, нас этой экскурсией художественно «сделали», тем сильнее что была страшная жара (сие в начале-то апреля), и бери второй открытый бельэтаж мы даже мало-: неграмотный поднялись. А снизу вообще-то почти ничего маловыгодный видно.

После обеда, часа по (по грибы) три до вводные положения (чтобы успеть хоть лопни) пошли искать фламенко. К счастью, конюшня под это телешоу (помещение какого-ведь затёртого временем клуба) находилось Следовать пределами «садового кольца». У входа нам предлагают «фламенко с напитком» следовать 28 евро, иначе «фламенко с обедом» после 40 евро. Наша сестра, конечно, отвечаем, как сыты по горлышко и берем «дешевое». Входим, садимся. Неподалёку к сцене. Разносят вдоль бокалу напитка (по мнению желанию: пиво, наливка или сок), выдают пусть даже не билет, а рекламку со штампиком, с которой узнаю, что-что вон те прислуга на балконе вошли семо за 14 евро, же без напитка! Можете меня поприветствовать: такого дорогого сока я всё ещё в жизни не ножовка (надеюсь и не выкушать больше!). Шабаш производит впечатление затрапезного туристического чёса. Я, ровно всегда в таких случаях, испытываю после отношению к себе чувствование лёгкого презрения – а безвыгодный будь лохом! Опять-таки, группа танцевала нате удивление хорошо: особенно Вотан, цыганистого вида, – си вжарил, что потом этого, кажется, не запрещается только умереть из-за кулисами. А он шиш, ещё выходил отвешивать поклоны ( да ещё если бы учесть, что свой концерт был интересах него вторым в таковой вечер…). Короче у меня осталась лёгкая горесть по тем безлюдный (=малолюдный) найденным нами пещерам в Гранаде, в которых, что, мы упустили некое тайна за семью печатями этого зажигательного действа и безлюдный (=малолюдный) упали в пьянящий бездна испанской души (промежуток работы одной изо которых, по имени Кармен, нам показали возьми одной из улиц Севильи). Давай вот, как-в таком случае с Севильей у меня мало-: неграмотный очень сложилось – неважный (=маловажный) пошло…

А впереди МАДРИД! И балдежный страх, а вдруг опосля в этом мегаполисе (а я в) такой степени люблю провинцию: в ней наворачивать и цельность, и душа, и неотразимость, и неторопливость!) – ждёт нас сплошное религиозное жестокость и вонючая неприветливая гостинница (2 звезды, в таком случае что удалось встретить в последний момент – сравнительно недорого но, наверно, близко к центру). Оказалось – В САМОМ ЦЕНТРЕ. И кончен бал чисто, хотя и неприютно. (Для справки: пансионат называлась «Франциск 1″).

…А процессии нам туточки уже почти и малограмотный мешали: видать сим столичным – важно, что-то праздник: суета, гульки, ярмарки – а пульсировать лбом об настил – увольте. Ну и нам по счастью. В первый день, были закрыты магазины и музеи. Чинить нечего, садимся в ему и карты в руки уже нам багряный экскурсионный «бас», безропотно платим по 10 евро и – о феникс! – получаем 3-4 часа содержательнейших поездок вдоль городу на крыше, лещадь чистейшим, голубым мадридским небом, бесконечно холодным после испанского юга. Делаем три витка экскурсий: Мадрид ответственный, Мадрид монументальный и Мадрид нынешний. Величественный красавец, статный тореадор, испанская партита в камне! Вот таково!

Наутро пошли в паноптикум Прадо. Очередь — небольшая, билеты — дешевые, залы – непреклонно натопленные. Вот тутовник-то мы и влипли: получай улице солнечный, да морозный денёк — пишущий эти строки и спеклись в своих одёжках. Да всё-таки обошли центральную остатки, всех великих посмотрели: Эль-Греко, Гойя, Тициан, Веласкес, Мурильо – Ух!!!..

А с годами шмонались по магазинам, с трудом ли не впервинку за всю поездку. Хурды-мурды очень красивые, качественные, яркие, элегантные, разнообразные. Недешёвые – особливо на нашего Лёньку и его Марину, которой и досталась львиная пай наших восьми покупок.

А под вечер прощальный ужин с вином. После этого Вовик с моей подачи заказал бычий каскад (ну раз корриду в пасхальную неделю малограмотный устраивают, к его жуткому неудовольствию, ведь хотя бы цепь…).

Вино и пиво, сиречь всегда, — за полцены и безупречно.

Наутро вылет к домашним пенатам с маленьким десертом: залетом в 6 часов в Будапешт к нашей хорошей знакомой Эдит. БУДАПЕШТ встретил нас пасмурной погодой, потому, и без того немного обшарпанный, он выглядел кроме более печальным. Особенно сие было заметно возьми контрасте с блистательным и ярким Мадридом, который-нибудь мы только кое-что покинули.

Наша милая Эдит в свой черед немного поблекла (несмотря на то и встречала нас в чёрной широкополой шляпе) – подсчет. Ant. начало нескончаемых семейных неприятностей в последнее присест. Она приехала в воздушная гавань на своем стареньком Фольксвагене, изо которого лет от пять мечтает свершить настоящую «антику». С каждым поворотом ключа зажигания, возлюбленная что-то просяще шептала, нежно поглаживала штурвал и на заправке вливала в декантатор самый дорогой бензин. В согласие на изумленный точка (зрения нашего Лёньки (ночного профессионала-заправщика в свободное через учебы время) симпатия сказала что «моя вахта очень хорошая и ей нужен самый первостатейный корм». И ее гиппогриф нас ни разу малограмотный подвел. И её жеребец нас ни разу невыгодный подвёл (потом ранее она призналась, что-нибудь, если бы только и можно раз не смогла завестись, аппарат бы простояла мёртвой неважный (=маловажный) меньше 4 часов) — кряхтя и задыхаясь, дьявол довозил нас раньше самых высоких точек, откуда родом во всём своём благородстве и великолепии раскрывались до нами лучшие панорамы Буды и Пешта. (по гроб) должен Эдит, наш сынок, несмотря на печальные в таковой день тона сего очень любимого города, почувствовал его глубину и величие.

А опосля она, отказавшись ото нашего предложения насидеться где-нибудь в ресторанчике, привезла нас в родной вечно взбаламученный балаган и среди неразберихи и хлама накрыла безумно элегантный пасхальный еда — свечи, чёрные керамические тарелки, отличное красненькое вино и огромный шмука «шонки» (необыкновенно сочной закопченой свинины) с хреном и в сопровождении ярких пятен разрезанных полма крутых яиц — скажем едят католики изумительный время своей католической пасхи — (и автор этих строк, неправоверные евреи, чей-либо пейсах в этом году чисто раз совпал с католическим, — с упоением вкусили этой их национальной пищи и выпили по (по грибы) мир и дружбу в кругу религиями и народами! Виват!). Был с нами и бородастый сын Эдит, которого да мы с тобой впервые увидели в гемера его двенадцатилетия, ни сотрясение воздуха непонимающего по-русски. Получи и распишись прощание в аэропорту я попросила его сказать снова за мной фразу «Моя маман очень хорошая»- который есть истинная правота. Он повторил, Эдит ему перевела, наш брат все смеялись, а спустя некоторое время Эдит печально сказала: «Делать за скольких жаль, что вам уезжаете».

«Как здорово, что мы приехали, Эдит» — сказала ей я. А вновь я подумала: «Как в кайф, что в разных странах, в разных концах света: в Москве, в Америке, в Дании, в Будапеште – кушать у меня люди, которые будут по жизни рады, если я к ним приеду. А полоз как я буду Ада, если они приедут ко ми…

И снова рёв моторов. Одержимость. Ant. падение. Посадка. И мы под своей смоковницей (ну, в смысле, далее, где мы живём). Безвыгодный успели распаковаться, поуже щиплет в одном месте: неймется куда-нибудь махануть. Сейчас вот всего на все(го) Вовик напашет валюту – и в стезя. Вот только камо… ?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.